Яичко к Пасхе. Часть первая, магическая.



Искусство писанки - искусство обрядовое, именно тем оно и прекрасно. Техника росписи куриного яйца с помощью воска и красок чрезвычайно проста. Успех во многом зависит от совершенства инструмента и правильной постановки пишущей руки. Приготовление писанок само по себе уже праздник. Во время росписи яйцо из белого постепенно превращается в черное, но стоит его поднести к огню, как воск на скорлупке начинает таять, обнажая восхитительную игру цвета и линий. Внезапное появление узора из черноты заставляет улыбнуться: чувство восторга при этом так сильно, что, желая испытать его снова и снова, человек невольно принимается за вторую, третью, четвертую писанку...

Списывание узоров с классических образцов допустимо на первом этапе постижения основ мастерства. При этом важно не забывать, что узор все же списан, а не создан. Произвольный рисунок на яйце, конечно же, имеет право быть, но следует знать, что в народе издревле такое яйцо называлось не писанкой, а малеванкой. Руками славянских женщин создано великое множество писанок, и каждое расписное яйцо неповторимо. Писанка стоит в одном ряду с такими понятиями, как "спис" (вышитая языческая икона, хоругвь) и "запис" (обозначенное крестом дерево, под которым совершались жертвоприношения). "Запис" и "писанки" можно видеть на вышивках-списах XIX века из Орловской губернии России.
________________________________________________

В старину считалось, что для приготовления писанок годятся только первородные непременно оплодотворенные яйца молоденьких курочек, снесенные в марте, в первое весеннее новолуние. Кроме яиц, нужны были чистый пчелиный воск, непочатая вода, живой огонь, новые кистки для росписи воском, новые салфетки, новые глиняные горшки, а также зелье для извлечения красок. Непочатую, "немую" воду полагалось брать до зари, молча, втайне, из семи, а то и девяти источников или там, где три потока сливаются в один; черпать следовало новой посудой, вдоль течения. Удачей было получить воду из мартовского снега. Красильное зелье раскладывалось по горшочкам, заливалось водой, несколько часов настаивалось, а затем еще на два-три часа помещалось в теплую печь.

Изготовление кисток было делом самой хозяйки дома. Чаще всего кисткой служило птичье перо, соломинка, разломанная надвое, петушиная вильчатая кость. Позже это была трубочка, закрепленная с помощью пакли, ниток или тоненькой проволочки на деревянном держачке - березовом или терновом. К предметам, причастным к приготовлению писанок, никто, кроме самой мастерицы, не смел прикасаться.

Приготовление писанок начиналось в основном на четвертой крестопоклонной неделе Великого Поста, в Левую Среду, когда отмыкались все подземные родники и колодцы, рушился лед на реке и просыпалась пчела. Считалось, что вода земная отмыкает воду небесную... В этот день принято было печь специальные хлебные кресты и расписывать писанки для пчелы, узор которых носил названия "Бесконечная", "Кресты", "Цыганская дорога".

Далее приготовление писанок продолжалось в Чистый Четверг. Мастерица садилась у печи и, макая кистку в растопленный воск, выводила на скорлупке яйца таинственные знаки. Душа ее была полна добрых и светлых чувств, наилучших пожеланий родным и близким - всем тем, кому писанки предназначались.

Крашение расписанных воском яиц начиналось с первым ударом грома или колокола. Окунув яйцо в желтую краску, "яблоньку", приготовленную из коры дикой молодой яблони, женщина шепотом трижды произносила священный заговор-молитву. Яйца, окрашенные в желтый цвет, она снова расписывала воском, защищая таким образом части орнамента, которые должны быть желтыми, затем продолжала крашение, но уже в красной краске, и покрывала воском на сей раз те части узора, что должны быть красными, после чего погружала яйца в краску черного цвета, приготовленную из кваса, коры ольхи и ржавого железа. Черная краска готовилась две недели, а яйца выдерживались в ней четырнадцать часов. После крашения, растопив воск на яйцах, мастерица бережно вытирала готовые писанки новенькой полотняной салфеткой. Восковое письмо переходило на полотно, и салфетка обретала чудодейственную силу оберега.

Предназначались писанки лишь для дарения. Неряшливо расписанное яйцо божественной силы не имело. Такое подношение считалось оскорблением. Не разрешалось дарить писанки тем, кто ведет кочевой образ жизни, не дарились писанки и тем, с кем семья не желала иметь родства. Писанками нельзя было поминать мертвых. Для разговения и поминовения усопших, для ритуальных игр в "битка" и "катка" служили крашенки. Крашенка - яйцо вареное, писанка - непременно сырое. Разбитая писанка грозила засухой. Если писанку случалось разбить, то скорлупку следовало тотчас измельчить и закопать в землю или же бросить в воду, не то девушки будут рябыми, некрасивыми, в садах будет один пустоцвет... Неприготовление к встрече Весны писанок, пренебрежение ими вообще сулило конец всему сущему. Конец света ожидался и в случае, если в начале весны не взойдет Месяц.

Яйцо почиталось многими народами мира как источник жизни, как символ перехода из небытия в бытие, как образ Вселенной, небесных светил; оно было олицетворением различного рода благодетельных божеств. Древнегреческий мыслитель Плутарх считал яйцо символом Творца вседействующего, вездесущего и все в себе вмещающего. В славянской традиции яйцо - источник и жизни и смерти в зависимости от воли и фазы Луны, владычицы вод, в чьей власти и жизнь, и смерть, и рождение. Куры, в особенности петух, символизировали плодородие и тоже состояли в зависимости от Луны. Молодым в опочивальню подавали жареную курицу или петуха или же яичницу из одного яйца.

Яйцо, которое молоденькая курочка снесла в мартовское новолуние, обладало особой силой плодородия и совершенством. Но беда заключалась в том, что оно было особенно сильно подвержено воздействию чар, как добрых, так и злых, и потому нуждалось в защите. Каждая хозяйка дома, отговев, колдовала над этим яйцом в тайне от чужих глаз, опоясывая его поясками, перекрещивая, рисуя на нем знаки небесных светил или колючих растений-оберегов. К оберегам относились также цвет, имя, сакральные орудия труда, знаки земли, зерна, воды, огня, воздуха... Магические знаки-обереги долгое время наносились на яйца произвольно. Затем появился волшебный календарь "колодка". Колодка - это в переводе с украинского языка ключ и замок. Замкнутый замок тоже был оберегом. Пояски и знаки теперь размещались на яйце в строгом порядке, так что мастерица уже знала, с какого узора ей начинать приготовление писанок и каким завершать, замыкать письмо.

В Светлое Воскресенье, на заре, девушка, что на выданье, с писанкой в руке отправлялась в сад, к яблоньке, встречать утреннюю зарю. Она просила у зари красоты и здоровья, а затем, завернув писанку, предназначенную любимому, в платок, специально к этому случаю вышитый, дарила ему в знак любви и согласия стать супругой. В Болгарии такие писанки назывались "годенишками" или "сгоденишками". В Чехии парни, требуя писанку, в шутку хлестали девчат помлазкой, украшенными вербными прутьями. Обряд назывался омладнение.

Девушка легкого поведения не имела права на дарение расписного яйца. Парень, который не умел за девушкой красиво ухаживать, не мог надеяться на то, что он получит писанку. Писанкой платили за качели. В Светлый Понедельник совершался обряд обливания девушек водой. За обливание парню тоже причиталась писанка. В Белоруссии Светлый Понедельник назывался волочебным. Волочиться - значит ухаживать. "Ухажеры" ходили по домам, где есть взрослые девушки и пели волочебные песни. И волочебнику причиталась писанка...

На пасхальном столе писанкам отводилось место вокруг кулича. Крашенки выкладывались на проросший овес, а обычные, неокрашенные куриные яйца зарывались в зерно, предназначенное для посевов.

На двадцать пятый день после Светлого Воскресенья - на Преполовение - в Правую Среду обычно шел дождь, а если не было дождя, то совершался обряд обливания девушек водой и писанки пускались на воду: по реке плыли тысячи дивных корабликов. Люди верили, что "сквозь туманы" яйцо поплывет на тот свет, а там, в раю, чистая душа обрадуется писанке и весне на земле и отпразднует Великдень. Великий День на небесах наступал тогда, когда на земле была уже Великая Ночь - зима: земля, укрывшись пушистой снежной периной, спала до первого грома и воды были скованы льдами...

Люди забыли древний календарь и праздновали Великдень - кто на проводы, кто на третий день Святой Пасхи или же на Преполовение. В Червоной Руси, на Западной Украине, помнили, что этот праздник должен приходиться на Десятую или Девятую Пятницу.

В украинской легенде о сотворении мира Бог, сжалившись над землей, которая вначале была пуста, посылает туда чудесного Петуха. Петух сел над бездной и снес яйцо, из которого проистекли семь рек. Они оплодотворили и напоили землю, и она расцвела, зазеленела, принесла плоды. Петух каждое утро будил людей, напоминая им, когда нужно праздновать, когда трудиться. Надоела людям беспокойная Птица, они прогнали ее, а чудесное Яйцо разбили. Тотчас хлынули воды из Яйца и наступил конец Света.

По народным поверьям нечистая сила боится голоса Петуха. Только домовому пение петухов нипочем. Петух отождествлялся с домовым - сторожем дома, духом предка, рода. Есть основание предположить, что и Рода небесного. Петуха приносили в жертву при закладке нового дома, его первым вносили в дом, справляя новоселье... Поладить с неуживчивым домовым можно было с помощью Красного яйца. Для этого хозяин дома должен был выйти на двор глубокой ночью, стать лицом к месяцу и произнести: "Хозяин! Стань передо мной, как лист перед травой - ни черен, ни зелен, но таков, каков я. Я принес тебе Красное яичко!" Домовой являлся в человеческом образе и, получив, красное яйцо, делался спокойным." (А. Афанасьев) Петух в воображении народа связывался с представлением о порядке, защите, со счетом времени, грозами, свадьбами, урожаем. Он посвящался Ладе -Утренней Заре.

Также Писанка призвана была помочь всякой душе обрести свою половину. Семья представлялась в образе яйца, одной половинкой которого является муж, другой - жена. Верхняя зауженная часть яйца называлась в народе солнцем, а нижняя, широкая - луной.
Луночка - воздушная камера, которая есть под скорлупкой и хорошо видна на вареном яйце, в полнолуние глубока и находится напротив "солнца", на самой середине "луны яйца". В первое весеннее новолуние, как считают болгары, она на экваторе яйца и так мала, что едва заметна. Тогда солнце и месяц слиты воедино и яичко полно, кругло и гладко - верх и низ его одинаково закруглены, не найти ни конца ни начала... Это и есть Пасхальное, Великоденское Яйцо.

Мысли и чувства мастерицы проникали в яйцо, она запечатывала их воском, изображениями Берегини, Божей руки... Защищая молодую пару, идущую к венцу, чародей произносил заклинание: "Обволокусь оболоками, опояшусь утренней зарей, огорожусь месяцем, покроюсь солнцем, обтычусь частыми звездами." В узоры писанок вплетались пасхальные стишки, которые в народе назывались "писанным словом". Грамотные мастерицы выводили на яйце между "частыми зездами": "Твое сердечко и мое сердечко - есть одно сердечко", "Два сердца - один дух", "Кого люблю, того дарю", "Нет розы без шипов, нет любви без боли", "Яичко мало, да велика ласка".

Такова писанка... Зарей опоясанная, она становилась олицетворением красоты и гармонии, незыблемого закона мироздания.

Из книги Иваницкой З.Н.